Наш комментарий:

Анна Устюшенко, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Партнер, руководитель практики «Трудовое право» Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Анна Устюшенко назвала высказанную Минтрудом правовую позицию обоснованной, своевременной и разумной. Она отметила, что на практике приходится часто сталкиваться со стремлением работодателей вменить в обязанности работнику «неконкуренцию». «Понимая желание работодателей защитить свой бизнес, не могу согласиться с их позицией по ограничению прав работника. Запрет на трудоустройство у другого работодателя, занимающегося теми же видами деятельности в той же области, незаконен, поскольку, по сути, означает отказ от полученной профессии и невозможность себя в ней реализовывать в течение времени, определенного работодателем», – считает Анна Устюшенко.

Она добавила, что опубликованное письмо Минтруда – это «обретшее формулировку выражение общих принципов в сфере труда, наглядное разъяснение для работодателей невозможности реализации своих интересов без учета интересов другой стороны».

Адвокат Олег Сухов заметил, что Минтруд в своем письме также разъяснил отличие между запретом совершать какие-либо действия после расторжения трудового договора, в том числе работать в той же области на других работодателей, и запретом на разглашение коммерческой тайны. Если первое условие противоречит действующему законодательству и даже при включении в трудовой договор не будет считаться действительным, то режим коммерческой тайны, наоборот, защищается законодателем.

По мнению Олега Сухова, для практики такое разъяснение означает отсутствие оснований для правовых претензий к работникам, если они основаны на обязанностях, которые были указаны в трудовом договоре. Исключением является расторжение трудового договора после причинения ущерба, которое не влечет за собой освобождения от материальной ответственности. Условия о Неконкуренции в Трудовом Договоре.

Соглашение о неконкуренции как способ защиты интересов работодателя

Братерская, А. М. Соглашение о неконкуренции как способ защиты интересов работодателя / А. М. Братерская. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 7 (111). — С. 486-490. — URL: https://moluch.ru/archive/111/27859/ (дата обращения: 24.08.2022).

Современное трудовое право развивается, меняется и совершенствуется в условиях глобализации, а также интеграции социальных и экономических процессов. В связи с этим, правовое регулирование общественных отношений, в том числе отношений, связанных с трудом, опирается на объективную действительность, подверженную изменениям. Ее важнейшей составляющей является установление справедливого баланса интересов сторон в трудовом праве.

Ключевые слова:трудовое право, интерес в праве, интерес работодателя в трудовом праве, баланс интересов сторон трудовых отношений, соглашение о неконкуренции, ФРГ.

Трудовое право, как автономная отрасль права, формировалось как совокупность норм, призванных обеспечить в первую очередь защиту работника от злоупотреблений работодателя. Многие специалисты убеждены, что работник — всегда более слабая сторона трудовых отношений — это объясняется и недостаточностью санкций для работодателей за нарушение трудового законодательства, неэффективностью профсоюзов, серьезной конкуренцией работников на рынке труда и т.д [4, с. 42–46].

Неравное положение работника и работодателя часто иллюстрирует и само строение трудового законодательства. Так, среди девятнадцати принципов трудового права, закрепленных в ст. 2 Трудового кодекса РФ, только четыре посвящены правовому статусу работодателя (право на объединение для защиты своих прав и интересов; социальное партнерство, участие работодателей и их объединений в договорном регулировании трудовых отношений; государственные гарантии по обеспечению прав работодателей; право работодателя требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей и бережного отношения к имуществу работодателя) [11].

На практике же, нарушение трудового законодательства можно наблюдать как со стороны работодателей, так и работников. Более того, повышенное внимание российского законодателя к защите прав и интересов работника часто приводит к недооценке интересов работодателя, как стороны трудовых отношений, в результате чего работодатель несет не только материальный вред, но и вред неимущественного характера (1), так как закрепленный в законодательстве механизм защиты прав работодателей в реальности намного слабее, чем правовой потенциал защиты прав и интересов работников [9].

Неэффективность механизма защиты интересов работодателя и необходимость придания интересам сторон трудового правоотношения равновесия блокируются в настоящее время следующими факторами: во-первых, ответственность перед государством в лице его уполномоченных органов за любые решения, принимаемые в рамках трудовых отношений на основе диспозитивных положений трудового законодательства, несет только работодатель [4].

Более того, в соответствии с положениями, закрепленными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 [7], работодатель обладает правомерным интересом эффективно осуществлять деятельность, рационально управлять своим имуществом и кадрами. Однако реализации работодателем таких интересов, как организационные, материально-технические, информационные, конкурентные интересы [4, с. 45], препятствует факт отсутствия закрепленных законодательством субъективных прав и интересов работодателя. Следует отметить, что речь не идет о том, что каждый интерес или каждое субъективное право работодателя должны найти подробное законодательное закрепление и признание. Наиболее перспективными для права каждого государства (в т. ч. Российской Федерации) являются те положения, которые могут быть включены в законодательство в целях его совершенствования без форсирования кардинальных правовых реформ [10].

В судебном заседании истец Чилик В.В, и его представитель Шарова А.В., действующая на основании доверенности, поддержали заявленные требования по изложенным в исковом заявлении и в дополнительных письменных объяснениях основаниям.

Решение № 2-1296/2017 2-1296/2017

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению Чилик В.В. к Частному обществу с ограниченной ответственностью Саут Стрим Транспорт Б.В. о взыскании компенсации за выполнение условий трудового договора о неконкуренции и непереманивании работников, выплате задолженности по заработной плате и возмещении морального вреда,

Чилик В.В. обратился в суд с иском к Частному обществу с ограниченной ответственностью Саут Стрим Транспорт Б.В. о взыскании компенсации за выполнение условий трудового договора о неконкуренции и непереманивании работников, выплате задолженности по заработной плате и возмещении морального вреда.

В обоснование заявленных требований указал, что он работал на предприятии ответчика по трудовому договору от 31.10.2014 года в должности эксперта по окружающей среде.

Условиями трудового договора было предусмотрено (п.10.1), что в течение всего срока действия трудового договора и в течение 12 месяцев после его прекращения по любым основаниям работник обязуется самостоятельно или совместно с кем-либо без предварительного письменного согласия Общества ни прямо ни косвенно не быть связанным, не иметь интереса и никаким иным образом не участвовать от своего имени или от имени третьих лиц в бизнесе или в деятельности любой компании, чья деятельность конкурирует с деятельностью Общества, его участников и/или аффилированных лиц, в том числе в сфере проектирования, строительства и управления газопроводом природного газа на территории Турции, Восточной Европы или Центральной Европы, а также воздержаться от того, чтобы быть вовлеченным в трудовую деятельность и не использовать труд каких-либо работников или лиц, которые в течение года, предшествующего прекращению трудового договора с работником, работали в Обществе, Филиале или его деятельность конкурирует с деятельностью Общества, его участников и/или аффилированных лиц, или любом ином качестве.

Предварительное письменное согласие, указанное в п.10.1 трудового договора, для осуществления трудовой деятельности истцу выдано ответчиком не было. При заключении трудового договора ответчиком не была предложена истцу компенсация за выполнение условий п. 10.1 трудового договора, данная компенсация не была выплачена ему и при прекращении трудового договора.

В связи с чем истец считает, что ответчиком должна быть ему выплачена компенсация за выполнение п.10.1 договора, так как данное условие договора ограничивает его право на труд, свободу выбора труда и права выбирать профессию и род деятельности, за период 12 месяцев после прекращения трудового договора. При этом размер компенсации должен быть не ниже уровня вознаграждения за труд, которое истец получал в период работы у ответчика. При расчете компенсации должен быть учтен среднедневный заработок истца на предприятии не менее чем за 12 месяцев, предшествующих дате прекращения трудового договора, что составляет 1 164 686 руб 60 коп (за 247 рабочих дней за период с 01.01.2017 года).

Кроме того истец просит взыскать с ответчика ущерб, связанный с ограничением права на труд, свободу выбора рода занятий и деятельности в связи с тем, что ответчик с момента расторжения трудового договора и до настоящего времени не выплатил истцу компенсацию за выполнение условий п.10.1 трудового договора и не выдал предварительного письменного согласия дл трудоустройства на другие предприятия и в организации, что препятствует истцу в полной мере реализовать свое право на труд. Кроме того наличие условия, предусмотренного в п.10.1 трудового договора, может служить основанием для отказа истцу в трудоустройстве к иным работодателям, что наносит истцу ущерб, который он оценивает в 1 150 000 руб до удержания налога на доходы физических лиц.

🟠 Пройдите опрос и получите бесплатную консультацию

🟠 Введите свои вопросы в форму для бесплатной консультации

Оцените, пожалуйста, публикацию:
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.